Сегодня

Что вам интересно?

Люба — девушка экзотичная. Жгучая брюнетка, высокая, стройная, гибкая, с энергичной походкой. Очень выразительное лицо, серьезная сосредоточенность которого может смениться в единый миг гаммой бурных эмоций, а искры пылающего взора вдруг окутает вуаль таинственной задумчивости, отрешенности от всего земного. Где она в этот момент? Неужели в прозаически точном поле компьютерной графики? Навряд ли… Там все обыденно, привычно, поиск решений — на автомате.

Во всей одухотворенной красе наблюдать Любу я имела удовольствие на корпоративной вечеринке в маленьком кафе.

Вот только что она сидела рядом в роли тамады. И нет ее — ушла сменить «пластинку» в музыкальном центре. Оживленная компания вдруг притихла. Наверное, от того, что пустой шлягер в исполнении квакающей бездарности неожиданно оборвался. В полумраке зала поплыла томная мелодия — восточная нега и сдержанная страсть. И тихо-тихо, рваными синкопами где-то вдали (наверное, у барханов в неведомой пустыне или среди дюн под пальмами у южного моря) зазвучали турецкие барабаны. Нет… тамтамы. Ну что-то похожее из репертуара обалденного стриптизера Тарзана. Было бы уместно его присутствие.

Но это оказалось тоньше. Перед публикой предстала Любочка в костюме главной жрицы храма Изиды и… босоногой. Браслеты, ожерелья, цепочки, монисты, сережки, мерцающая бандана, муар, тафта, шелк, черный гипюр… И потрясающая пластика мышц, бешеный ритм телодвижений, жестов, элементы арабских ударов, трясок, египетский шаг и «кэмэл», кругообразные повороты головы, змеевидность рук…

Похоже, присутствовавших джентльменов (пусть на меня не сердятся) очень заметно завораживала эта мощь чувственности, эротичности, манящей женственности, а противоположную часть общества — грация, эмоциональность, летящая стилистика романтичных аксессуаров, флер загадочности. Завершающий зрелище экстаз вызвал удивительную тишину и только через минуту — аплодисменты, комплименты, шутливые возгласы «браво!».

Это был танец живота — бэлли дэнс. Не знаю, насколько профессионально его исполнила Любочка -последний раз такую экзотику я видела летом в ночном клубе курортной зоны Приморья. Там профессионалки, выходя одна за другой в шикарных сценических костюмах, по-моему, были слишком схематичны. Их заказное появление, заранее оплаченное администрацией и спонтанно поощряемое гуляющим населением прибрежных кэмпингов и гостиниц, не удивляло, не поражало воображение. Не было экспромта, эффекта неожиданности, индивидуальности. А тут вдруг… Вот с этого «вдруг» я и начала разговор с экзотичной девушкой-компьютерщицей.

— Да что вы! — ответила Люба. -Нет здесь никакого «вдруг». Это вы меня в первый раз увидели в такой роли. А плясуньей-то я уже с трех лет была. На всех утренниках и праздниках в детском саду солировала. Музыкальный работник Бэлла Исааковна, видимо, распознала во мне задатки юного дарования и стала разучивать со мною различные танцы. В моем репертуаре были украинский, латвийский, грузинский, молдавский и многие другие. Причем выходила я в национальных костюмах, которые мама шила.

— Понятно. Многие прелестные крошки любят танцевать. Но танец живота! Это же специфика… Откуда это у тебя?

— Да вот сама удивляюсь, но хорошо все помню. Как-то в возрасте четырех-пяти лет услышала цыганские напевы и просто с ума сяшла. Мгновенно пустилась танцевать, импровизировала движения. Буквально каждый день накатывало на меня это наваждение!

— Может, ты в прошлой жизни, до инкарнации, цыганкой была? Эсмеральдой на площади собора Парижской богоматери?

— Да, наверное… Я и сама пыталась докопаться до корней своего генеалогического древа. Есть такое смутное предположение, что у моей бабушки по материнской линии в роду цыганские бароны.

— Ой, Любочка, это такая древняя экзотика! Как же тебе удалось ее взрастить в своем мироощущении в условиях современной урбанизированной жизни?

— Да не удивляйтесь. Вот в те малолетние времена я начала изводить маму требованиями немедленно сшить мне цыганский костюм, что она и сделала. Хуже было другое — я однажды вполне серьезно заявила, что хочу перекрасить волосы в самый-самый черный цвет и уйти с табором кочевать постепям, дорогам. Это произошло со мною после встречи на городских улицах с цыганскими кибитками. Ну просто бредила этой идеей лет до семи. А что мама? Она у меня мудрая женщина. Засмеялась и внушила, что пока нужно воздержаться от побега в табор, жизнь, мол, у бродячего племени не легкая, не романтичная. Только со стороны, со сцены привлекательна. Но все равно мания моя не угасла.

— Действительно, тогда ты находилась во власти каких-то подсознательных влияний, ассоциаций. И что дальше?

— Все в нашем окружении конечно же узнали о моем увлечении, стали приглашать меня на семейные торжества, на праздничные мероприятия танцевать «цыганочку с выходом». Многие звонили по телефону, если на экране’шел концерт цыганских коллективов. И я стремглав бежала к телевизору. С возрастом уже вполне сознательно начала изучать искусство ромэн. И это было не хобби. Страсть.

— Не понимаю, где, как ты могла учиться — у нас же в ближайших окрестностях нет специальных хореографических училищ. Самостоятельно?

— Да. Вот представьте. Мне шестнадцать лет (к тому времени я, кстати, уже получила специальность повара, работала в столовой завода силовых трансформаторов)…

— Какая проза! Извини. Что дальше?

— В жизни всегда есть место… экзотике. Итак. Мы с мамой приехали в гости к тете в Ташкент… Идем по городу, а там на каждом шагу или чайхана, или шашлычная. И всюду восточная музыка играет. На всю мощь! Я, как заговоренная, выскакиваю на брусчатку и танцую. Прохожие, как ни странно, одобрительно к этим причудам относились.

— Восток — дело тонкое. И, видимо, им нравилась юная Эс-меральда на фоне чайханы.

— Да, забыла сказать, что тогда я уже закончила музыкальную школу по классу аккордеона, подбирала музыку на слух, сама ее сочиняла. А тут как заслышу мелодии в арабском стиле, так душа моя приходит в неописуемый восторг, ноги сами ведут меня… в фантастический полет. В Ташкенте, думаю, легче найти кассеты с профессиональной записью восточных мелодий. У меня-то их не было — ведь популярный ныне Таркан тогда еще не пел. А умопомрачительная для меня музыка доносилась не только из динамиков чайханы, но и из автомобилей восточных людей. Вот у них я и покупала кассеты или переписывала за деньги.

— Но ведь музыка — это еще не все. Сам восточный танец хореографически очень сложен. Особенно бэлли дэнс. Это же надо видеть, а не только слышать.

— В одном журнале я увидела рекламу: принимаем заказы на видеокассеты с восточными танцами. Выписала. К моему большому разочарованию, прислали почему-то аудиокассеты. Но зато с хорошей аранжировкой танца живота. И великим счастьем для меня стало знакомство с хореографом Анечкой Окунь. Теперь занимаюсь в клубе «Багира», где она преподает. Тоже мечтаю стать профессионалом.

— Люба, не хочется выдавать свой возраст, но сознаюсь, что в годы юности о танце живота наше поколение узнавало только из художественной литературы или политизированной публицистики. Воспринимали его соответственно: как один из социальных пороков стран проклятого капитализма. Просвети читателей такой же категории теоретически в свете демократических времен.

— Я могу часами лекции на эту тему читать. А если коротко, то бэлли дэнс — это современная версия древней формы танца. Многие из его основных движений происходят от ритуалов рождаемости, танцев оплодотворения и религиозного поклонения. Через столетия бэлли дэнс приобретал новые движения, заимствованные из танцев цыган, которые путешествовали по многим странам мира. Это этническая и культурная форма танца Востока, красивое и жизнеспособное выражение чувств и эмоций.

На Востоке девочек приобщали к танцу живота с раннего возраста, тренировали их брюшные мускулы в подготовке к материнству, так как арабы знали, что тренированные брюшные мышцы были лучшим механизмом предотвращения боли. Что могло быть более красиво, чем создать для этого форму танца. В течение подготовительного периода женщины танцевали в священных церемониях.

Ритуал, развитый до художественной формы, вдохновил великих балерин Айседору Дункан, Рут Ст. Денис и Марту Грэм. Специалисты считают, что бэлли дэнс укрепляет здоровье и продлевает молодость, меняет женщину как внешне, так и внутренне, ведь во время танца испытываешь неповторимое удовольствие от движений, чувство радости жизни, любви ко всему миру, учишься жить счастливым настоящим.

В процессе обучения танцу живота современная женщина имеет возможность узнать много нового о себе, высвечиваются ее скрытые психологические проблемы. Уже через несколько занятий женщины «выпрямляются», в буквальном смысле перестают сутулиться. Именно поэтому у них уменьшаются боли в шейном, грудном, поясничном отделах позвоночника. Исчезают постоянные головные боли, укрепляются суставы. Скажете, что проза? Нет, это романтика полноценной жизни.

— Люба, а тебе, наверное, хочется жить в восточном раю, в стране пальм, барханов, знойного солнца, томных мелодий, шейхов и верблюдов?..

— Иногда наши желания — просто мираж, иллюзия, нечто недостижимое…

— В общем, сказал тебе хан: не беги за бархан. За барханом цветы — губительной красоты…

— Я молчу.